Венера Зарипова: легендарная "лань" из Учкудука
09.10.2017 Спорт

1news.uz - Меня зовут Евгений Слюсаренко, я журналист из Москвы, но родился в Учкудуке и прожил там первые 16 лет своей жизни. Это мой родной город. Всё детство ходил на тренировки в спорткомплекс "Сокол" (прим.ред.: ныне - "Лочин"), где в фойе бассейна "Жемчужина" стоял стеклянный шкаф с наградами, завоёванными учкудукскими спортсменами на аренах всего мира. Не один час как заворожённый смотрел на витрину с медалями и кубками, запоминая фамилии героев. В голове не укладывалось: в 25-тысячном городке, который можно обойти с края до края за час, начинали свою карьеру победители Олимпиад, чемпионы мира и Европы. Это казалось невероятным.

Но настоящим лицом города тех лет, человеком, о котором слышали буквально все, была Венера Зарипова - чемпионка по художественной гимнастике, первая титулованная воспитанница великого тренера Ирины Винер. В первой половине 1980-х годов она считалась одной из самых красивых и эмоциональных гимнасток мира, неоднократно выигрывала чемпионаты страны и выступала на международных соревнованиях. Через несколько лет после завершения карьеры она вышла замуж и уехала в Израиль, где проживает уже 25 лет. Но Родину не забывает - этим летом легендарная гимнастка снова приехала на показательные выступления в Узбекистан. И стоило задать ей лишь несколько вопросов, стало понятно: Учкудук по-прежнему вызывает у неё самые сильные эмоции.

Правду говорят: где бы ты не жил, город детства навсегда останется для тебя самым главным. Почти не задавал вопросов. Зарипова рассказывала всё сама. И лучше передать её интонации монологами:

* * *
- Я была самым младшим в семье из пяти детей, "наскрёбышком", как говорил папа. Жизнь проходила тяжело, и мама не очень хотела ещё ребёнка, но папа уговорил её оставить меня. "Она будет наша самая любимая!", - говорил он. И потому меня назвали Венера - в честь богини любви.

* * *
- Мой отец был потрясающим, уникальным человеком. Среди его предков - меценаты-учёные, сами поддерживавшие науку. В молодости папа играл в сборной Киргизии по футболу. Он был человеком со своей жизненной позицией, убеждениями, как говорится, твёрдо стоящим на земле обеими ногами. Маму можно назвать невероятной женщиной: несмотря на тяжелейшие условия нашей жизни, умудрялась ежедневно делать причёску, подбирать подходящие случаю платья... Эстетическое восприятие в нас заложено с детства.

* * *
- Когда отец приехал в Учкудук, город только начинал строиться, и первое время он жил, как и все, в бараках. Это были строения на 25-30 семей, семейным выдавали одну комнату. Туалет во дворе, по ночам воют волки - по-настоящему первобытные условия для жизни. Бывало, что ему приходилось работать по трое суток. Неудивительно, что умер он далеко не стариком, в начале 90-х, от третьего инфаркта. Но именно папа заложил во всех детях настоящий стержень, который позволяет нам оставаться людьми в любых жизненных обстоятельствах. В честь него назвала свою старшую дочь: он Зинур, она - Зоар.

Через год папа забрал нас из Киргизии к себе в Учкудук. И ещё через год мы из бараков переселились в двухкомнатную квартиру, недалеко от одной из школ, тогда только построенных. Не сказать, что жили легко: маме приходилось сидеть с пятью детьми дома, отец зарабатывал не так много. Но постепенно жизнь наладилась.

* * *
- Воспоминания об Учкудуке у меня до сих пор самые тёплые. Детство! Мы жили на первом этаже, и перед окнами устраивали маленький огородик, где сажали помидоры, огурцы, клубнику… Мне до сих пор кажется, что вкуснее ничего не ела.

Ещё мы таскали домой всякую живность. Два шага от дома - и всё, ты в пустыне. Черепахи, ящерицы, мелкие грызуны… Однажды нашли маленького орлёнка с подбитым крылом, принесли домой и несколько недель его выхаживали. Месяца через четыре слышим стук - в окно кто-то бьётся. А это наш подросший орлёнок! Птица с тремя маленькими птенцами! Выскочили на улицу, он сделал над нами круг почёта и улетел. В каком ещё детстве возможны такие сказочные сюжеты?


* * *
- Когда мне исполнилось четыре года, мама с папой записали меня в секцию балета. Сестра Света к тому моменту занималась спортивной гимнастикой. Со временем она перетянула меня к себе, и где-то около полугода тренировалась там. Потом тренер уехала и секцию закрыли.

В первом классе папа отвёл меня в музыкальную школу. Родители хорошо пели. У нас часто собирались гости, заходили соседи, папины сослуживцы, с которым они вместе работали в шахте и на руднике, общались, играли на гитаре, пели…

Мне, кстати, рассказывали, что эта музыкальная школа до сих пор находится на том же месте в Учкудуке, хотя уже почти полвека прошло. Именно из этой школы я и сбегала впоследствии на тренировки по художественной гимнастике, хотя мой класс находился на третьем этаже. Как сбегала? Элементарно: по водосточной трубе.

* * *
- В музыкальной школе мне нравилось, даже делала определённые успехи. Уже через год после начала занятий на фортепиано меня передавали по городскому радио. Начала подготовку к республиканскому конкурсу, куда пробилась. При том, что дома инструмента не было, и я тренировалась, имитируя игру… на буфете. И вот в этот момент в школу пришла тренер Ольга Тулубаева - она только-только приехала в Учкудук совсем молодой девушкой, выпускницей физкультурного вуза. Как это раньше было: наставники ходили по школам и приглашали в свои секции. Пригласила и меня - хотя по нынешним меркам я была уже "старушкой", третий класс, девять лет. Сейчас начинают в три-четыре года!
Но Ольга Васильевна увидела худенькую эмоциональную девочку с горящими глазами, готовую на любые эксперименты. Как она потом рассказывала, её покорил мой характер - рвение, стремление сделать самое сложное.

Её супруг пригласил меня к себе в секцию лёгкой атлетики. Я не отказалась - и какое-то время совмещала оба вида спорта. Однажды на межшкольных соревнованиях пробежала 60 метров за какие-то невероятные для своего возраста секунды, прыгнула обычными "ножницами" выше восьмиклассниц - и после этого чуть не спровоцировала между супругами конфликт. Каждый хотел оставить меня у себя. "Ты забираешь будущую чемпионку!", - говорила Ольга Васильевна. "Она выиграет Олимпиаду, а твоя гимнастика - неолимпийский вид спорта", - отвечал супруг.

* * *
- Но в итоге я сама выбрала художественную гимнастику. Мне понравилось сочетание спорта, музыки и искусства - видимо, перевесили гены. С родителями, впрочем, ещё предстояло разобраться - они-то думали, что всё еще хожу в "музыкалку"! Даже собрали деньги на пианино к тому моменту. А у меня расписание постоянно совпадало - в три дня тренировки и музыкальные занятия. Мама или папа приводили меня на занятия, я выжидала, когда они уйдут, и по тем самым трубам спускалась вниз и убегала на тренировки. В семь вечера приходила домой, на вопросы отвечала, что всё отлично - и так каждый день.

Закончилось это предсказуемо: к родителям пришла преподаватель класса по фортепиано и рассказала, что на носу конкурс, а я совсем перестала ходить на уроки. Помню, прихожу домой разгорячённая после тренировки, а там картина маслом: ждут разгневанные мама, папа и преподаватель музыки. "Хожу на гимнастику, мне это нравится больше музыки", - выдавила я. Дома, конечно, скандал: "Ты будешь ходить в музыкальную школу!". Какое-то время меня пытались заставить, лично отводили на занятия и сидели на них, отпрашивалась в туалет - и по знакомому маршруту, по трубе, убегала на тренировку. И так два-три месяца подряд. Я же упрямая в отца. Ничего не помогло. В конце концов, родители смирились. Сказали: "Хорошо, это твой выбор, но отвечаешь за него только ты. Потом на нас не кивай".

С того дня музыки в моей жизни больше не было, а вот спорт начался всерьёз. В пять утра подъём, в полшестого в дверь стучала подруга, и мы шли на первую тренировку несмотря ни на что: ни на дождь, ни на ветер (а тогда в Учкудуке часто бывали песчаные бури), ни на летнюю жару, ни на зимний холод. В восемь тренировка заканчивалась, мы прибегали домой, меняли одежду и в школу. После уроков на вторую тренировку. Так начиналась моя спортивная карьера, основа которой закладывалась как раз тогда, в середине 70-х годов в Учкудуке.

* * *
- В 16 лет попала в сборную бывшего союза, завоевав серебряную медаль на чемпионате страны. Но на главные соревнования - чемпионаты мира и Европы - меня почти не брали. Иногда создавалось ощущение, что мы с моим тренером Ириной Винер долбимся в каменную стену. Поклонники называли меня "лань" - я действительно была лёгкая, грациозная, могла кинуть предмет на одном конце ковра и одним прыжком поймать его на другом. Судьи, сидящие у края, головы прятали, боясь, что на них свалюсь! Главный тренер сборной Виктор Клименко, помню, ставил высоченную планку, я её перепрыгивала, а он говорил остальным девочкам: "Зарипова смогла, и вы сможете!". Никто не мог.

А с другой стороны, не могла не слышать и другие эпитеты. Как только меня за глаза не обзывали: циркачка, цирковая обезьяна, хромая, кривая, позорящая советскую школу художественной гимнастики с её чистыми линиями… Мы с И.Винер понимали, откуда всё это идёт. Традиционно в нашем виде спорта тон задавали Россия, Украина, Белоруссия, их гимнастки представляли влиятельнейшие спортобщества, и тут какие-то выскочки из Узбекистана путают все карты.

А кто нас защитит? Винер тогда не имела возможности выезжать за рубеж, мы безуспешно пытались добиться разрешения. Мне приходилось, приезжая в сборную, работать с другими тренерами - иногда тренировки длились до часу ночи. Каждый день новые упражнения, новые программы, новые трюки - всё не под меня, как специально! Часто как бывало: главный тренер говорил: готовься, едешь на турнир. Приходит время - меня в составе нет. И как с этим будешь бороться? "Зарипову целенаправленно уничтожали", - как-то сказала И.Винер в одном из интервью, и, мне кажется, она права.

* * *
- В последнее время стала больше ценить, что сделала в жизни. Больше уважать себя. До этого всё время душу грызла какая-то неудовлетворённость. Сейчас нет. Знаю, что благодаря моему имени, терпению и страданиям мировая гимнастика сейчас выглядит так, как мы хотели этого с Винер 40 лет назад. Мы смотрели далеко вперёд.

Мне многое предлагали: переехать в Москву, в Киев... Если бы я это сделала, то наверняка выиграла куда больше, но перестала бы уважать себя. И я отвечала: "Или Винер - или никто! Оставьте мне моего тренера!". Меня взамен унижали, третировали, оскорбляли, показательно не пускали тренера на сборы... Это было страшное время. Мою судьбу в спорте можно разделить на десять частей - и всем бы хватило приключений. А мне пришлось всё переживать одной. И, когда задумываюсь, то начинаю уважать себя за это. Всё было не зря.

Автор: Евгений СЛЮСАРЕНКО,"Знамя дружбы".

Комментарии
Приветствуются интересные и осмысленные комментарии по теме материала.

© Copyright by MB | 2015 - 2017

© 2015 - 2017
Интернет-издание зарегистрировано в УзАПИ в качестве СМИ.
Свидетельство №1062. Все правы защищены.

Топ рейтинг www.uz
Top