1news.uz — 14 апреля, выступая в ходе открытия Международного пресс-клуба в Ташкенте, Министр иностранных дел Республики Узбекистан Абдулазиз Камилов сообщил, что Рахмат Акилов, задержанный правоохранительными органами Швеции за совершение теракта 7 апреля в Стокгольме, является гражданином Узбекистана. Уроженец Самаркандской области в 2014 году выехал в Швецию, где работал на строительных объектах. Там же он был завербован эмиссарами международной террористической организации «Исламское государство», активно призывал соотечественников к выезду в Сирию для участия в боевых действиях на стороне террористов. Западные партнеры, со слов главы МИД Узбекистана, были проинформированы о противоправных деяниях Акилова, однако, как показали последние события, в отношении него не было предпринято никаких мер.

По данным ИА «Жахон», теракт в Стокгольме продолжил череду трагедий, случившихся в последнее время в различных странах. Только за несколько месяцев крупные акции устрашения потрясли Великобританию, Германию, Египет, Россию, Турцию, Швецию, не говоря о регулярно повторяющихся терактах в Ираке, Пакистане, Сирии, Афганистане, государствах Африки. К тому же, эта акция продемонстрировала наличие серьезной бреши в европейской системе безопасности, за что поплатились своей жизнью невинные граждане.

Если террористы для осуществления своих преступных замыслов прибегают в основном к взрывам и «услугам» смертников, то теперь они также могут украсть грузовик в центре города и въехать на ней в толпу, убив и покалечив не один десяток людей. Подобный «тренд» мы чуть ранее уже видели в Ницце, Берлине, Лондоне, а теперь и в Стокгольме. География террора расширяется, используемые методы становятся все изощреннее, а сами преступники ведут себя все наглее и циничнее, чувствуя безнаказанность.

Естественно, при резонансных событиях такого рода в средствах массовой информации поднимается «шумиха», начинают звучать различные голоса и версии случившегося. Наряду с материалами объективного характера, появляются и псевдоаналитические статьи людей, называющих себя экспертами. Такую же картину наблюдаем и в случае со стокгольмскими событиями: отдельно взятые журналисты использует такие трагедии для целенаправленных нападок на нации и религии.

Как показывает практика, в сложных ситуациях поспешность в принятии решений, необдуманные импульсивные высказывания могут только ухудшить положение. Вспомним недавний курьезный случай после теракта в российском Санкт-Петербурге, когда гражданин РФ Андрей Никитин в традиционной мусульманской одежде и с бородой попал в камеры видеонаблюдения и моментально превратился в подозреваемого номер один. Отдельные СМИ в погоне за сенсацией, не удосужившись вникнуть во все детали, тут же растиражировали фотографию А.Никитина, в один миг приписав случайному прохожему чудовищный ярлык террориста. Как выяснилось позже, он не имел никакого отношения к теракту, а случайно оказался в метро в момент взрыва и, между прочим, чудом избежал смерти. Тем не менее, он стал жертвой взрыва. Информационного.

Узбекистан, несмотря на выпады ангажированных СМИ, сохранил спокойствие и выдержку в ответственное время. Только после прояснения всех деталей прозвучало заявление главы МИД А.Камилова, который представил подробную, проверенную информацию.

Рахмат Акилов, как оказалось, числился в розыске в Узбекистане, а западные партнеры знали о его преступных деяниях. Этот факт, к сожалению, игнорируется некоторыми СМИ, которым, кажется, выгоднее делать акцент на этническую, религиозную и территориальную принадлежность организаторов и исполнителей терактов. Такой подход отвлекает внимание читателей от сути самой проблемы, ведет к формированию у граждан предвзятого отношения к целым нациям, подрыву доверия между государствами и народами.

С огромным сожалением можно констатировать, что многие страны, ставшие сегодня мишенью для террористов, пожинают плоды своей политики «открытых дверей». Ее суть на протяжении десятилетий сводилась к предоставлению приюта обратившимся к ним личностям, в том числе уроженцам Узбекистана, без должного изучения, а порой даже и откровенного игнорирования их сомнительного прошлого.

В результате под видом мигрантов либо «политических беженцев» в эти страны проникали представители радикальных течений, либо симпатизирующие им, наподобие Акилова. На своей родине они уже попали в поле зрения правоохранительных органов, но во избежание правосудия предпочли уехать за границу. Запросы об экстрадиции подозреваемых зачастую пренебрегались, а призывы к усилению борьбы с экстремизмом воспринимались как попытки «расшатать» основы политики мультикультурализма.

Осложняет ситуацию и позиция правозащитных организаций, которыми требования правительств о выдаче опасных преступников и экстремистов рассматриваются как покушение на права человека.

Естественно, те, кого сегодня обвиняют в осуществлении актов насилия, не стали террористами за один день. Они подверглись «промывке мозгов» в государствах, где налажена целая индустрия по зомбированию людей идеями фанатизма, и не только религиозного.

Преисполненные решимости, они вместе со своими семьями и единомышленниками благополучно обосновались в основном в европейских столицах, создав так называемые спящие ячейки, готовые к разрушительным акциям по сигналу своих кураторов. Активная пропагандистская работа велась ими среди молодежи, проживающей в так называемых «мигрантских гетто», а власти этих стран предпочитали закрывать глаза на эту тенденцию, ошибочно полагая, что в один прекрасный день мигранты с темным прошлым проникнутся идеями мультикультурализма. Ведь нельзя держать у себя дома змею и слепо полагаться, что она на вас не нападет.

Большинство членов радикальных течений, населяющих сегодня Европу, имеет двойное, а иной раз и тройное гражданство, что позволяет им беспрепятственно перемещаться из одной страны в другую и оставаться безнаказанными. Узбекские власти неоднократно с различных трибун предупреждали мировое сообщество об опасности религиозного экстремизма и терроризма. Однако эти призывы, к огромному сожалению невинных жертв и их семей, не были услышаны.

В самом Узбекистане, отметим, создан прочный заслон на пути распространения идей религиозного экстремизма, который включает меры по повышению иммунитета молодежи против влияния радикальных течений, охране общественного порядка, всемерному укреплению государственной границы. Не является ли это результатом кропотливой работы, проводимой правительством и соответствующими структурами? Не отдавая себе отчета, отдельные мастера пера стремятся представить Узбекистан как государство, источающее угрозу всему миру. Такой подход не только дискредитирует страну на мировой арене, но и отпугивает иностранных инвесторов и бизнес-партнеров.

Вызывает сожаление и тенденция использования террористическими  организациями  в  качестве  идеологической  оболочки  своей  деятельности основных постулатов ислама, при этом искажая и трактуя их на свое усмотрение. А ряд СМИ, «подхватив эстафету», стали неоправданно ассоциировать священную религию с терроризмом, и понятие религиозного экстремизма в информационном пространстве стало звучать в контексте «исламского фактора». Тем самым в лице этой религии чаще стали видеть политическую идеологию, нежели вероисповедание как таковое.

При всем том разумным людям хорошо известно, что ни одна вера не призывает к покушению на жизнь невинных людей. Это в особенности касается ислама, само название которого означает мир. Он призывает к бережному отношению к жизни и имуществу людей независимо от их вероисповедания, поэтому ни цели, ни методы тех, кто прибегает к насилию под прикрытием этой религии, не могут быть оправданы в корне.

Действительно, терроризм – это зло, не имеющее границ и национальности, и от него абсолютно никто не застрахован. Но вместо того, чтобы объединиться и единым фронтом выступить против глобальной угрозы, наш мир продолжает раскалываться по этнически-религиозному признаку в том числе из-за «усилий» некоторых СМИ и экспертов. А это льет воду на мельницу преступникам и разрушает фундамент для международного сотрудничества по борьбе с терроризмом.

 

ИА «Жахон»