1news.uz — В Москве открылась выставка каракалпакского музея имени Савицкого. Открывала выставку директор ГМИИ им. А.С. Пушкина Марина Лошак, сообщает Sputnik.
«Сегодня случилось то, чего мы так долго ждали — наконец, мы открываем выставку абсолютно легендарной коллекции», — подчеркнула она.
Говорила Марина Лошак долго и с интонациями по-настоящему вдохновленного и счастливого человека — потому что Пушкинскому музею удалось заполучить уникальную коллекцию из Нукуса.
Что же такого уникального в музее, который только в прошлом году отметил свое пятидесятилетие и который так вдохновил искушенного искусствоведа? Секрет успеха коллекции и удивления искушенной московской публики в персоне и деяниях основателя — Игоре Савицком. Человек, которого часто называют «среднеазиатским Третьяковым» собрал огромную и уникальную коллекцию современного искусства — и все это в условиях суровых сталинских и «бульдозерных» хрущевских времен, времен диктата соцреализма. Игорь Савицкий вывозил и тем самым часто просто спасал уникальные картины обруганных Хрущевым и погоняемых чиновниками художников со всего Советского Союза. Даже расположения музея — в Каракалпакстане, в Нукусе, не случайно — только там необразованные чиновники от культуры разрешили собрать уникальную коллекцию — ни для Ташкента, ни тем более для Москвы она не подходила, Впрочем, современные чиновники от культуры — культурные люди и понимают в чем ценность коллекции и музея — поэтому из Узбекистана в Россию экспозицию отпустили впервые. После Марины Лошак должен был выступить министр культуры России Владимир Мединский, но он настолько был поражен и удивлен проникновенной речью директора музея Марины Лошак, что сказал что ему добавить нечего и передал слово своему узбекистанскому коллеге Махмуду Муратову.
Открытие выставки Сокровища Нукуса
Как заявил министр культуры Узбекистана, сам факт приезда выставки в Москву — уникальный. Это первая выставка из Музея Савицкого в России и на фоне визита в Москву Шавката Мирзиёева — хороший политический знак. Политическое значение выставки из нукусской коллекции отметил и спецпредставитель президента РФ Михаил Швыдкой в беседе с корреспондентом Sputnik Узбекистан.
«Эта коллекция, которая показывает,что авангард внутренне, глубинно связан с традиционным искусством… Самая главная суть в том, что все знали про Нукусскую выставку, все понимали, насколько она значительна и важна. Но на протяжении многих лет ее не давали в Россию и тот факт, что оказалась сегодня в России — факт не только культурный, но и политический», — подчеркнул Швыдкой.
Открытие выставки Сокровища Нукуса
Впрочем, как потом рассказала корреспонденту Sputnik Узбекистан главный хранитель музея Валентина Сычева, часть уникальной коллекции в Москву отпустили в музее легко.
«Мы очень рады, потому что Савицкий, если бы он был жив, был бы счастлив, что выставка в Москве. Правда, и в Нукус к нам приезжают со всего мира и мы счастливы, что можем показать в самом центре столицы России такую прекрасную коллекцию», — заметила Сычева.
Выставка пробудет в Москве чуть больше месяца — посетители смогут посмотреть на экспонаты с 7 апреля, а уже 10 мая коллекция вернется в Узбекистан.
Ранее сообщалось. что экспозицию посетят президенты Узбекистана и России.
По словам спецпредставителя президента РФ Михаила Швыдкого, первый и последний раз эта коллекция была выставлена в Москве в значительном объеме лишь в 1968-69 годах — через два года после открытия музея в Нукусе, — а затем состоялось ее беспрецедентное турне по городам бывшего Советского Союза.
«За последние четверть века ведущие российские музеи не раз обращались к коллегам из Нукуса с предложением показать в своих стенах те или иные экспонаты легендарной коллекции, но никогда не получали согласия. Как бы ни складывались политические отношения между странами, нежелание вывозить в Россию одно из лучших собраний русского и узбекского авангарда 1920-1930-х годов наряду с шедеврами каракалпакского народного искусства и поистине великими открытиями, сделанными во время Хорезмской археолого-этнографической экспедиции под руководством профессора С. П. Толстова, оставалось неизменным. Как это ни парадоксально, у наших коллег из Узбекистана не было уверенности, что собранные ими произведения вернутся обратно. Именно поэтому открытие экспозиции музея из Нукуса в ГМИИ им. А.С. Пушкина — не просто важное культурное событие, но и политический жест, свидетельствующий о новой странице в межгосударственных связях России и Узбекистана.

Как ни странно, коллеги из Узбекистана не были уверены, что собранные ими произведения вернутся обратно. Открытый в 1966 году по инициативе Игоря Витальевича Савицкого, художественный музей в Нукусе не случайно носит имя своего первого директора. Именно его уникальная научная, творческая и собирательская деятельность превратила музей в столице Каракалпакской АССР в одну из известнейших сокровищниц не только Узбекистана, но и всей Центральной Азии. Здесь хранятся артефакты начиная с древнейшей археологии до великого искусства ХХ столетия. Каждая часть коллекции — сокровища древнего Хорезма, прикладное искусство Каракалпакии и советский авангард имеют своих почитателей. Но большинство исследователей считают, что Музей им. И.В. Савицкого приобрел свою высокую репутацию прежде всего из-за коллекции советского — русского и узбекского — авангарда, которая сделала Нукус одним из центров притяжения ведущих специалистов мира. В силу своей исторической безграмотности я довольно долго полагал, что коллекцию этого музея на свой манер сформировали советские политические и художественные цензоры 30-50-х годов прошлого века, сослав в далекий от советской столицы город отечественные шедевры, не укладывающееся в государственные представления о социалистическом реализме. В каком-то смысле так оно и было, но только отчасти. Никто не отправлял вагонами в Каракалпакию вагоны с советским «дегенеративным искусством». В Узбекистан из Москвы и Петербурга в предвоенные и военные годы приезжали художники, связанные с современными художественными течениями, — нерукотворная и рукотворная красота этого древнего края давала новый импульс их творчеству. Равно, как и встречи с коллегами из Ташкента, Самарканда, Бухары, которые в 20-30-е годы шли своими неповторимыми путями, сопрягая традиционный ориентализм с художественным новаторством. Далеко от Москвы, где эстетическая диктатура соцреализма была куда жестче, им дышалось много свободнее. По крайней мере они чувствовали себя здесь в большей творческой безопасности.
Узбекским авангардистам приходилось выживать за счет декоративных работ, украшавших здания после войны. Р. Фальк, Н. Ульянов, К. Рождественский открывали для себя искусство «туркестанского авангарда», а замечательные узбекские мастера — А. Волков, У. Тансыкбаев, Н. Карахан, А. Николаев (Усто Мумин), В. Уфимцев и другие, создавшие свой собственный художественный язык, получили возможность творческого общения с мэтрами «Бубнового валета». Именно во время войны И. Савицкий в Самарканде познакомился с Р. Фальком и брал уроки живописи у Н. Ульянова. Он прекрасно понимал великое могущество их творчества, как и то, что послевоенная советская реальность, в которой началась непримиримая борьба с «безродными космополитами», не оставляет многим из его учителей шансов на выживание. Да и он сам вовсе не случайно согласился в 1950 году стать постоянным художником Хорезмской археолого-этнографической экспедиции, где проработал до 1957 года. Совсем непростой была в эти годы и судьба представителей «туркестанского авангарда». Большая часть их работ не появлялась на выставках тех лет — их приобрел И. Савицкий для музея в Нукусе уже во второй половине 60-х годов. Узбекским авангардистам приходилось выживать за счет прикладных декоративных работ, украшавших новые здания в Ташкенте после войны. Они сохранились, к примеру, в отреставрированном здании Театра оперы и балета им. Алишера Навои. Так случилось, что в минувший Международный день театра, 27 марта, мы с Анатолием Иксановым оказались в Ташкенте по делам Межгосударственного фонда гуманитарного сотрудничества СНГ. И вновь попали в плен бесконечного обаяния этого города, веками разрушаемого землетрясениями и вновь возрождаемого людьми, для которых Ташкент — их судьба. И где бы мы ни были — в кабинетах министра иностранных дел А. Камилова и министра культуры М. Муратова, в новом кампусе Института искусства и культуры или в современном здании Национальной библиотеки, — собеседники возвращали нас к событию, которого они ждали не меньше москвичей. Они прекрасно понимали, что выставка из Нукуса — не просто художественное событие. Впрочем, современные политические смыслы останутся скрытыми для большинства ее посетителей. И не стоит печалиться по этому поводу», — отметил Швыдкой.